И не введи нас во искушение... Просто скажи, где оно есть и мы сами его найдем ))


Весь альбом здесь: audioz.org.ua/album_epidemia-jelfijskaja-rukopi...


Вокалисты:
Максим Самосват - Дезмонд, полуэльф

Артур Беркут - Ирдис, маг

Андрей Лобашёв - Торвальд, воин

Михаил Серышев - безымянный Бог

Дмитрий Борисенков - Деймос, правитель Ксентарона

Кирилл Немоляев - Скай, синий дракон

Екатерина Белоброва - Минатрикс, демонесса

Александра Комарова - Алатиэль, принцесса

Евгений "Juice" Егоров - Гилтиас, золотой дракон

Константин "Тролль" Румянцев - Дрогбар, гном



Музыканты:
Юрий Мелисов – гитара
Максим Самосват – вокал
Илья Мамонтов – гитара
Иван Изотов – бас
Дмитрий Иванов – клавишные
Дмитрий Кривенков – барабаны
Андрей Смирнов – соло-гитара (7)
Владимир Лазерсон – флейта (4), волынка (12)


Пролог (инструментал)
(музыка: Мелисов, Иванов)


Звёздный Портал
(музыка: Мелисов, слова: Мелисов)

Дезмонд:
Туман войны окутал горы и луга,
Зачем нужны мне заклинания врага?

Ирдис:
Пылают символы, скрывая силу, но
Их тайну разгадать не каждому дано.

Двери миров
Откроет заклинание,
Свитки таят
Огненный знак.

Дезмонд:
Несколько слов
Изменят расстояние
В мир, где царят
Холод и мрак.

Нам предстоит дорога в мир, покрытый льдом.
Заставила тревога позабыть о том, что

Торвальд:
Возможно, никогда мы не вернёмся, но
Когда грозит беда, быть страха не должно.

Двери миров…

Дезмонд:
Несколько слов…

соло: Иванов

Планеты проплывают мимо нас,
Следить не успевает глаз.
Уносит страх Вселенной красота -
Неуловимые цвета.

соло: Мамонтов/Мелисов

Дезмонд, Ирдис и Торвальд:
Двери миров…


Владыки Гор
(музыка: Мамонтов, слова: Мелисов)

Торвальд:
Мрачный пейзаж мне открылся -
Ночь или день? Тут не понять.
Дезмонд исчез, испарился.
Где мне теперь его отыскать?

Мёртвого Солнца лучи холодны,
Всюду следы от баталий былых,
Но не затронул молот Войны
Деймоса башню на пике скалы.

Дезмонд:
Я не успел удивиться,
Горный ландшафт не оценил.
Рядом суровые, грубые лица -
Гномов отряд меня захватил!

В недра планеты уводят меня
Призраки каменных древних гробниц,
Тусклой тяжёлой бронёю звенят.
Я новый пленник подземных темниц.

Дрогбар:
Владыки Гор
В стальной броне!
Владыки Гор
Верны Войне!
Владыки Гор
Во тьме веков!
Владыки Гор
Крушат врагов!

соло: Мамонтов

Дрогбар:
Жизнь или смерть? Ответ последует скоро -
Разгадает волшебник даже малую ложь.
Станут твоей последней гаванью горы,
Если нашим владеньям ты угрозу несёшь.

Дезмонд:
В недра планеты уводят меня…

Дрогбар:
Владыки Гор…


Исповедь Первого Бога
(музыка: Мелисов, слова: Мелисов)

Дезмонд:
Во мраке подземелья
Не помогает злость,
В мою сырую келью
Вошёл незваный гость.

Янтарными волнами свет
Окутал его силуэт.
- Откуда в тебе столько силы?
Дай ответ!

Безымянный Бог:
Я - первый Бог, что обречён
Жить под землёю,
Видеть агонию и боль
Творений рук моих.

Дезмонд:
Повержен огненным мечом, но не судьбою.
Эту незавидную роль
Поделим на двоих.

Безымянный Бог:
Я - демиург исконный,
Но тем, кто любит власть,
Предатель вероломный
Помог в наш мир попасть.

Светило не дарит тепло –
Заклятие его оплело.
Лишь чудо скрыться в недрах гор
Мне помогло!

Я — первый Бог…

Дезмонд:
Повержен огненным мечом, но не судьбою…

соло: Мелисов

Безымянный Бог:
Остаться за этой чертой
Я должен, но в путь непростой
Возьми с собою, Дезмонд,
Посох золотой!

Я - первый Бог, что обречён…

Дезмонд:
Повержен огненным мечом, но не судьбою…


Сказание Снегов (инструментал)
(музыка: Иванов, Мелисов)


Нити Судьбы
(музыка: Мелисов, слова: Мелисов)

Дезмонд:
Снежная буря встаёт на моём пути,
Она беспощадна - не знает жалости.
Ожил внезапно мой магический кристалл –
Торвальда голос вещал:

Торвальд:
Стены её хранят тайны седых веков,
В башне заброшенной нет даже призраков.
Лишь один силуэт, но я узнал его –
Тень от себя самого.

Силы лишившийся враг,
Вероломный дракон растоптал его флаг.
Силы лишившийся враг,
Отделяет от смерти его один шаг.

Деймос:
Я спасал народ от гибели,
Помни! Не спеши судить.
Слуги все меня покинули,
Кто плетёт эту нить?

Дезмонд:
Это Нити Судьбы!

Торвальд:
Как оказалось, что тот, чей ужасен гнев,
В башне своей заточён, словно в клетке лев?
Нет оправдания злу, но твоей речи внять
Должен я, чтобы понять.

Деймос:
Демоны ищут путь к нам в измерение -
Сначала Ксентарон, а за ним и Эния.

Деймос и Торвальд:
Чтобы её навек не поглотила ночь,
Надо друг другу помочь!

Торвальд:
Силы лишившийся враг…

Деймос:
Я спасал народ от гибели…

Торвальд:
Это Нити Судьбы!

соло: Мамонтов

Дезмонд:
Если враг, лишённый воли,
О пощаде тебя молит,
Можешь взмахом острой стали
Жизнь его прервать.
Но сердце дарит право вето
Настоящим Воинам Света
Обречённых убивать!

Дезмонд и Торвальд:
Силы лишившийся враг…

Деймос:
Я спасал народ от гибели…

Дезмонд:
Это Нити Судьбы!


Без Сердца И Души
(музыка: Мелисов, Мамонтов, слова: Мелисов)

Минатрикс:
Страх, разрушение,
Голод, страдания,
Смерть, истребление
Живого – вот цель моя.

Перед собою
Хочу видеть пустоту,
В ней я построю
Мой замок – мою мечту.

Скай:
Войска готовы, госпожа,
Мы будем всех уничтожать!

Минатрикс и Скай:
Тот, кто сердца и души лишён,
С ненавистью не знаком.
Тот, кто сердца и души лишён,
Не испытывает боль.
Дезмонд:
Движет их желанием холодный расчёт,
Огонь не греет и не охлаждает лёд.

Минатрикс:
Долго ждала
Среди иллюзорных стен,
Час мой настал
Отомстить за позорный плен.

Тёмной тропою
Явлюсь из небытия,
Следом за мною
Демонов армия.

Скай:
Войска готовы, госпожа…

Минатрикс и Скай:
Тот, кто сердца и души лишён…

Дезмонд:
Движет их желанием холодный расчёт…

соло: Смирнов

Безымянный Бог:
Есть перед нами два пути:
Со злом сразиться - может смерть найти,
Или бесславно отступить,
Но как мы сможем с этим жить?

Минатрикс и Скай:
Тот, кто сердца и души лишён…

Дезмонд:
Движет их желанием холодный расчёт…


Океан Пустоты
(музыка: Мелисов, Иванов, слова: Мелисов)

Алатиэль:
Океан пустоты -
Берег я, берег ты.
Подставляю ладонь
Под небесный огонь,
Но не греет он…

Ты во льдах, а я окутана огнём.
Жизнь плетёт причудливую нить…

Дезмонд:
Но пока мы не уснули вечным сном,
Нас никто не сможет разлучить.

Пелена тишины,
Голоса не слышны.
Но один тихий звук -
Твоего сердца стук
Я услышал вдруг…

Алатиэль:
Ты во льдах, а я окутана огнём,
Жизнь плетёт причудливую нить…

Дезмонд:
Но пока мы не уснули вечным сном,
Нас ничто не сможет разлучить,

Дезмонд и Алатиэль:
Не сможет разлучить.

Соло: Мелисов

Дезмонд:
Тьма никогда не отступит,
Пока есть сомнения в наших сердцах -
Мы блуждаем впотьмах.

Соло: Мамонтов

Дезмонд:
Я во льдах…

Алатиэль:
А я окутана огнём…

Дезмонд и Алатиэль:
Жизнь плетёт причудливую нить…


Сказание Огня (инструментал)
(музыка: Иванов)


Остров Драконов
(музыка: Мамонтов, Мелисов, слова: Мелисов)

Алатиэль:
Гласят легенды древние
Страны моей родной –
Драконы жили в Энии,
В горах давным-давно.

Союз был с эльфами у них,
Прошли те времена.
Теперь мы боремся одни,
А помощь так нужна.

Гилтиас:
Ледяной поток не страшен крыльям Золотых драконов,
Ведь течёт огонь в их жилах, кровь собою заменив.
Мы промчимся над замёрзшим Ксентароном,
Небо звёздное стрелою золотою расчертив!

Принцесса, истину узнай:
Им спать немало лет,
Но пробудиться ото сна
Помог бы амулет.

Найти его непросто, но
Нет выбора у нас,
Решение принято давно –
Настал полёта час!

Алатиэль:
Ледяной поток не страшен крыльям Золотых драконов,
Ведь течёт огонь в их жилах, кровь собою заменив.
Мы промчимся над замёрзшим Ксентароном,
Небо звёздное стрелою золотою расчертив!

соло: Мамонтов

Алатиэль:
Ледяной поток не страшен крыльям Золотых драконов,
Ведь течёт огонь в их жилах, кровь собою заменив.

Гилтиас:
Мы промчимся над замёрзшим Ксентароном,
Небо звёздное стрелою золотою расчертив!


Сказание На Все Времена
(музыка: Мелисов, слова: Мелисов)

Дезмонд:
Перед тобою Сказание на все времена:
Текут рекою войска – битва будет страшна.

Деймос:
Осадных башен вид
Вселяет трепет в души,

Торвальд:
Сомнения крепит –
Надежды рушит он.

Дезмонд:
Ползут умертвия полупрозрачной волной,
Их невозможно повергнуть мечом и стрелой.

Торвальд:
Лишь яркий, чистый свет
Нежить развоплощает.

Деймос:
Назад в небытие
Их отправляет он.

Торвальд:
Звуки тише,
Небо ближе –
Время вечного сна.
Нету боли,
Эта доля
Только сильным дана.

Все вместе:
В небеса Героев души воспарят,
Их встретят голоса,
Что дарят радость и покой.
На весах Зло и Добро –
Битвая Вечная,
В ней нет Победителей!

Деймос:
Весы качнулись – защитникам помощь идёт:
На битву вышел суровый подгорный народ.

Дрогбар:
Сверкают топоры,
Круша броню любую.
Условия игры
Врагам диктуем мы.

Дезмонд:
Из снежной тучи спустился дракон золотой,
Стрелкам на стенах приходит команда «отбой».

Гилтиас:
Не медли, полуэльф,
Используй Посох Света,
Иначе Цитадель
Падёт за эту ночь!

Торвальд:
Звуки тише…

Все вместе:
В небеса Героев души воспарят…

Скай:
Если вам не нравится зима,
Мой огонь добавит вам ума.

Минатрикс:
Мне безразлична судьба мироздания,
План мой вселенский никто не поймёт.

Скай:

Не поймёт! Минатрикс:
Мне непонятны людские страдания,
Чувства даны тем, кто слаб, кто умрёт.

Скай:
Скоро умрёт!

Минатрикс и Скай:
Умрёт!

соло: Мамонтов/Мелисов

Дезмонд:
Перед тобою Сказание на все времена:
Пришла победа – цена оказалась страшна.

Алатиэль:
И не вернуть назад
Друзей, хоть на минуту.
В трезвучиях баллад
Теперь живут они.

Дезмонд:
Звуки тише…

Все вместе:
В небеса Героев души воспарят…

Дезмонд:
Сказание на все времена!!!


Солнца Свет
(музыка: Мамонтов, слова: Мелисов)

Деймос:
Впишем в сердца воинов имена,

Дрогбар:
В память о них будем пить допьяна.

Безымянный Бог:
Бремя потерь годы лишь заглушат,

Гилтиас:
Бронза и медь образы сохранят.

Дезмонд:
Путь непростой мы достойно прошли
Ради спасенья несчастной земли.

Ирдис:
Скоро планета цвета обретёт -
Робкий рассвет пробужденье несёт.

Все Вместе:
В этот мир приходит время без страдания и бед,
Где насилию и войнам места больше нет.
Только этот день наступит через много-много лет,
А пока - да воссияет Солнца свет,

Гилтиас:
Час наступил - из-за высоких круч

Безымянный Бог:
Мир осветил солнечный, яркий луч.

Деймос:
Дьявольских чар сгинула пелена –

Дезмонд:
Стали видны красочные тона.

Алатиэль:
Точку в сказании поставить пора,
Пепел страниц развевают ветра.

Дезмонд:
Нас ожидают другие места,
Чтобы начать всё с пустого листа.

Все вместе:
В этот мир приходит время без страдания и бед,
Где насилию и войнам места больше нет.
Только этот день наступит через много-много лет,
А пока - да воссияет Солнца

Дезмонд:
Свет, ослепляя наших врагов,
Да воссияет вовеки веков!

соло: Мамонтов/Мелисов

Все вместе:
В этот мир приходит время без страдания и бед...



В Небеса (инструментал)
(музыка: Мелисов)


Реквием (Скорбя О Ней...)
(музыка: Мелисов, слова: Мелисов)

Как быть, если рухнули мечты,
Если никому не нужен ты
В мире боли и обмана?

Гаснет в небе солнца слабый луч,
К двери в мир иной нашёлся ключ –
Выходить ей было рано, но…

Миллионами цветных огней
Разлетелся день, скорбя о ней.
В мире боли, не найдя тепла,
Новый дом навеки обрела.

Что она хотела там найти?
Ведь оттуда нет уже пути
К тем, кто любит и страдает.

До чужих страданий дела нет,
Легче погасить ненужный свет,
Потому что он пугает смерть…

Миллионами цветных огней…

соло: Мелисов

Миллионами цветных огней…


Сценарий метал-оперы:

Друзьям удалось одержать победу, но вкус ее был горек.

Темный Властелин и его чудовищный дракон бежали через портал между мирами, и след их растаял среди миллионов звезд, пылающих в ночных небесах Энии. Теперь каждый раз, когда Дезмонд вглядывался в ночное небо, душу его терзало мрачное предчувствие: беда, пришедшая в его мир из темных глубин Вселенной, могла вернуться в любую минуту. Деймос потерпел поражение, но кто знает, как быстро он сможет собрать новую армию в своем холодном, погружающемся во тьму мире? Смотреть на звезды и ждать, когда из открывшихся порталов хлынут на земли эльфийского королевства новые легионы Воинов Тьмы, было невыносимо.

И Дезмонд принялся изучать магические свитки и книги заклинаний, которые в спешке бросил в своих покоях Темный Властелин. Молодой маг надеялся найти в них секрет межзвездного портала, который открыл бы ему дорогу в родной мир Деймоса. Мысль последовать за врагом и уничтожить Деймоса в его твердыне не давала ему покоя.

Задача оказалась труднее, чем он думал. Заклятия Деймоса были невероятно сложны, ведь в их основе лежала магия чужого мира. Почти отчаявшись, Дезмонд призвал на помощь своего наставника, старого мага Ирдиса. Много дней и ночей учитель и ученик провели в высокой Башне Копья, разбирая записи Деймоса. Они пробовали одно заклинание за другим, вызывая из небытия омерзительных чудовищ и создавая невиданные артефакты. Наконец, после нескольких месяцев неустанных поисков, им удалось расшифровать свиток, в котором содержалось заклинание, открывавшее проход на планету Ксентарон - родной мир Темного Властелина. Однако даже Ирдис мог удерживать его открытым лишь несколько мгновений. Это означало, что перебросить через портал эльфийскую армию, как первоначально намеревался Дезмонд, было невозможно. После недолгих раздумий Дезмонд решил, что ему следует отправиться на Ксентарон самому. Тогда могучий Торвальд встал перед ним и промолвил: «Мы славно сражались с тобой против Темного Властелина здесь, в Энии, но не довели дело до конца. Теперь же ты хочешь пуститься в погоню один. Но то, что мы начали вместе, вместе должны завершить».

Дезмонд хорошо знал, как бывает упрям отважный воитель. Он согласился, несмотря на опасения Ирдиса – старый маг боялся, что не сможет удержать портал достаточно долго, чтобы через него прошли двое.

Предчувствие не обмануло Ирдиса. Звездный Портал отнял у него слишком много магической энергии, и в последнее мгновение рука эльфа дрогнула. Дезмонд и Торвальд шагнули в открывшуюся дверь между мирами вместе, но вышли из нее порознь.


Мир, в который они попали, был царством холода и мрака.

Торвальд очутился на мрачной ледяной равнине под низким темным небом. На горизонте возвышалась черная башня, чья верхушка терялась в тяжелых снеговых тучах. Дезмонда же выбросило из портала к подножию покрытого вечными снегами горного хребта. Пронизывающий до костей ветер сбивал с ног и сек кожу тысячами ледяных бичей. Пытаясь укрыться от снежной бури, Дезмонд обнаружил среди скал вход в пещеру.

Скалы, обрамлявшие вход, походили на мощные колонны, а в темное чрево горы вели грубо вытесанные в камне ступени. Не без опаски ступил Дезмонд на эту лестницу. Все ниже и ниже спускался он, освещая себе дорогу магическим жезлом. Но мрак вокруг становился все гуще, и жезл угасал, как догорающая свеча. Гулкое эхо шагов Дезмонда отражалось от стен пещеры, превращаясь в топот сотен ног. А потом перед глазами полуэльфа вдруг вспыхнул свет множества смоляных факелов, и в грудь ему уперлись холодные острия копий.

Когда глаза мага привыкли к свету, он увидел, что находится в кольце невысоких коренастых созданий в металлических кольчугах и остроконечных шлемах. Вооружены они были длинными копьями и тяжелыми боевыми топорами. Гномы!

Сами они называли себя Владыками Гор. Их предводитель, Дрогбар, снизошел до того, чтобы поговорить с пленником.

Королевство гномов лежало глубоко под Хребтами Погибели, который когда-то был цветущим и радостным краем. Древние обитатели его считали гномов добрыми соседями и вели с ними оживленную торговлю, меняя плоды своих полей на изделия из драгоценных металлов и великолепное оружие. Но века назад опустошительная война пронеслась над благословенной некогда страной, обратив в руины ее города и испепелив плодородные сады. А потом солнце Ксентарона начало гаснуть, и вечный лед сковал землю над Подгорным Королевством.

Катастрофа, разразившаяся наверху, коснулась и гномов. Их торговые караваны уже не поднимались наверх по старой Дороге Королей с грузами стали и золота – торговать стало не с кем. Владыки Гор не знали, кто виноват в их бедах, но на всякий случай подозрительно относились ко всем чужакам, проникавшим в их мир по крутым каменным лестницам. Дезмонда ждал неласковый прием: его бросили в сырую каменную темницу глубоко под корнями гор. Миллионы тонн камня давили на плечи полуэльфу, не выносившему замкнутых пространств. Из головы у него не шли слова Дрогбара - предводитель гномов сказал ему, что, если за него не заступится какой-то могущественный волшебник, Дезмонду придется сидеть в каменном мешке до конца своих дней. А этот срок обещал быть очень, очень долгим – жизнь полуэльфа куда длиннее жизни обычного человека.


Волшебник не заставил себя долго ждать.

Высокий благородный старик, опиравшийся на золотой посох, вошел в камеру полуэльфа и коснулся своим жезлом стен. В то же мгновение сырые потеки превратились в самоцветные россыпи, на стенах вспыхнули жаркие факелы, а каменный пол покрыл толстый и теплый ковер. Молодой маг почувствовал присутствие высшей магии и приготовился отразить атаку.

Но пришелец оказался добросердечным и справедливым. Он поведал Дезмонду, что на заре времен создал Ксентарон из янтарных брызг солнечных протуберанцев, щепотки межзвездной пыли и пригоршни галактической темной материи. Многие тысячи лет Бог-демиург резвился на созданной им самим планете, придумывая новые и новые забавы. Так продолжалось до тех пор, пока в его царство не вторглись могущественные и злобные демоны. Откуда они пришли, старик не знал. Пришельцы захватили астральный план планеты и превратили его в дымящуюся пустыню. Их могущество было столь велико, что они сплели вокруг солнца Ксентарона невидимую сеть темных заклятий, которая стала поглощать тепло и свет звезды. Солнце Ксентарона начало гаснуть, и на планете воцарилась вечная зима.

Потерпевший поражение в битве с врагом, Бог-демиург отступил перед ордами пришельцев, покинув астральный план Ксентарона. Он нашел себе убежище в материальном мире, под огромным горным массивом, который позже стали называть Хребтами Погибели. Здесь Бог-демиург стал целителем и покровителем народа гномов, но остановить надвигающуюся на мир беду был бессилен. Огромные залежи железной руды делали Подгорное Королевство непроницаемым для магии – именно поэтому в глубине пещеры угас жезл Дезмонда. Злобные пришельцы, разыскивавшие Бога-демиурга повсюду, не могли отыскать его в стране гномов, но и он не мог сделать ничего, чтобы предотвратить вторжение. А в том, что оно последует очень скоро, демиург был уверен.

«Колдуны иного мира готовят Ксентарон к приходу своих повелителей, - сказал демиург Дезмонду. – Они пришли из невообразимых глубин космоса, где царит вечная ночь и сжигающий души холод. Солнце Ксентарона гаснет не так быстро, как им хотелось бы, только поэтому они еще медлят с вторжением. Но сроки близятся, и я чувствую, как граница, отделяющая нашу Вселенную от захваченного демонами астрального королевства прогибается под напором их легионов. Полуэльф Дезмонд, ты должен попытаться спасти Ксентарон!»

Демиург приказал гномам отпустить пленника, и те, ворча, покорились. Он сам проводил молодого мага до лестницы, ведущей наверх, и объяснил, как добраться до Черной Башни Деймоса. На прощание демиург подарил Дезмонду свой золотой посох. «Быть может, наступит момент, когда он поможет тебе изменить судьбу мира», - сказал Безымянный Бог.


На поверхности бушевала снежная буря.

Дезмонд, опираясь на золотой посох, упрямо продвигался к Черной Башне. Неожиданно ожил висевший у него на груди магический кристалл, с помощью которого он поддерживал связь с Торвальдом. Могучий воитель добрался до твердыни Темного Властелина и обнаружил, что она покинута и хранит следы жестокой битвы. Ледяной ветер завывал в разбитых окнах, осколки черных витражей щерились зубами убитых чудищ. Повсюду лежали мертвые тела воинов Деймоса, но с кем они сражались, понять было невозможно.

Поднявшись на плоскую крышу башни, Торвальд обнаружил там самого Темного Властелина. Деймос был еще жив, и на теле его не видно было ран. Но силы покинули его, и искра жизни едва теплилась в нем. Помня о тех разрушениях, которые Деймос принес в Энию, Торвальд уже занес клинок, чтобы оборвать жизнь врага, но вдруг остановился. В убийстве беспомощного противника не было доблести, а Деймос мог рассказать о том, что произошло у Черной Башни.

И Деймос рассказал.

По его словам, Синий дракон Скай, который много лет служил ему верой и правдой, оказался тайным соглядатаем могущественных демонов междумирья, много веков назад захвативших астральный план Ксентарона и опутавших солнце сетью темных заклятий. Именно они превратили планету в замерзающую пустыню, и именно от их смертоносной магии пытался спасти свой народ Деймос, осуществив вторжение в Энию. Но властитель Ксентарона не знал, что все это время враг находился рядом с ним – Синий дракон помогал ему, исполняя приказ Повелительницы Демонов. Как только Деймос потерпел поражение в Энии, он перестал быть нужен хозяевам Ская. И тогда Синий дракон предал своего господина, уничтожил его гвардию, а его самого, лишив сил и воли, бросил медленно умирать от холода на вершине Черной Башни.

«Я был слеп, - признался Деймос с горечью. – Я пытался спасти свой народ, открыв портал в Энию, а в действительности проторил путь своим злейшим врагам. Когда демоны прорвут границу материального мира и их орды заполонят Ксентарон, они пройдут по проложенным мной дорогам и захватят Энию, а также множество других миров. Мне жаль умирать, сознавая, что я был лишь марионеткой в руках могущественных Повелителей Холода...»

«Оставь ему жизнь, - посоветовал Торвальду Дезмонд. – В убийстве обреченного нет доблести. К тому же наш враг сейчас не он, а демоны междумирья. Кто знает, может быть, Деймос еще поможет нам остановить их».

Клинок, занесенный над распростертым на холодных камнях Деймосом, вернулся в ножны.


Тем временем в Астральном Королевстве

Пока Дезмонд пробирался к Черной Башне сквозь снежную бурю, а Торвальд допрашивал поверженного Деймоса, в Астральном Королевстве воинство демонов готовилось к вторжению на материальный план Ксентарона.

Вернувшийся к своей госпоже Синий дракон Скай уверял, что на всей планете не осталось больше сил, способных противостоять легионам Холода. План, который Повелительница Демонов вынашивала много веков, был близок к осуществлению. Ее войска должны были захватить превращенный в ледяную пустыню Ксентарон, открыть портал у Черной Башни и одним стремительным ударом покорить Энию, а затем и другие миры.

Бронированный кулак ее армии должны были составить Синие драконы – племя вероломного Ская. Они должны были расчистить дорогу перешедшим на сторону демонов войскам Деймоса. И лишь потом через открывшиеся врата из Астрального Королевства ступили бы на землю Ксентарона полки самих демонов.

Приготовления врага не остались незамеченными. Глубоко под Хребтами Погибели демиург Ксентарона почувствовал, что миг прорыва границы между мирами близок. Наступал момент истины, момент, когда нужно было решать – выступить против превосходящих сил Тьмы или отступить и сдаться.

И демиург принял решение. Он призвал правителей Подгорного Королевства выйти на поверхность и всей своей силой обрушиться на легионы врага. Призыв Безымянного Бога не слишком обрадовал гномов, которые уже много столетий избегали поверхности и не горели желанием сражаться за спасение мира людей. Но ослушаться волшебника, долгое время покровительствовавшего их народу, они не осмелились.

Сам демиург не мог выйти на битву, потому что знал – стоит ему попасть в плен к Повелительнице Демонов, и ее могущество, и без того огромное, станет безмерным. Он должен был остаться в мрачных лабиринтах Подгорного Королевства, среди угрюмых каменных гробниц героев древних времен. Демиурга утешало лишь то, что его главное сокровище, золотой посох, попал в руки молодого мага Дезмонда, в котором он угадывал силу, не меньшую, чем у Повелительницы Демонов.


Никто не знал, что через портал Ирдиса в мир Ксентарона прошли не двое, а трое пришельцев из Энии.

Принцесса Алатиэль, неожиданно для старого мага бросилась в уже закрывающийся портал вслед за своим мужем. Прежде чем Ирдис успел остановить ее, она растаяла в сиреневой мерцающей дымке. Своим магическим зрением эльф видел, где находятся Дезмонд и Торвальд, но место, куда портал выбросил принцессу, оставалось окутанным непроницаемой завесой. И в то же время Ирдис чувствовал, что Алатиэль жива.

Принцесса очутилась в странном месте, непохожем на ледяные пустыни Ксентарона. Огромный вулкан, чьи склоны пылали жаром, возвышался исполинской багровой башней над горячим плато, испещренном трещинами разломов. В разломах шипела раскаленная лава, близкий горизонт закрывала стена клубящихся туч.

То была Твердыня Огня – единственное место на Ксентароне, над которым оказались не властны ледяные заклятия Повелительницы Демонов. Многие тысячелетия Твердыня Огня служила домом легендарным Золотым Драконам, владевшим миром еще до появления людей и эльфов. Но Золотые Драконы исчезли за несколько веков до того, как начало гаснуть солнце Ксентарона. Легенды говорили, что они ушли куда-то в иное измерение, в созданный их собственной магией мир. Но теперь принцесса Алатиэль своими глазами видела, что это не так.


Золотые Драконы никуда не ушли. Они просто спали.

Тысячи прекрасных созданий, чья чешуя сверкала солнечным блеском, а крылья напоминали цветные паруса кораблей, словно золотые статуи застыли на ступенях гигантского амфитеатра, уходящего в недра земли. Это и было жерло чутко спящего вулкана, из глубин которого поднимались волны алого жара. Алатиэль хотела приблизиться к одному из Золотых Драконов, но раскаленный воздух обжигал лицо, и она смогла сделать лишь несколько шагов. Внезапно на принцессу повеяло прохладой. Алатиэль увидела, что к ней идет прекрасный юноша в золотых доспехах, с волосами цвета расплавленного золота, спадающими на широкие плечи. Рыцарь приблизился и преклонил перед нею колено.

Юноша, чье имя было Гилтиас, поведал Алатиэль, что он – Хранитель Золотых Драконов, чей долг – стеречь их сон и не позволить врагам преодолеть защитные магические барьеры Твердыни Огня. По его словам, разбудить Золотых Драконов мог лишь артефакт, принадлежавший Богу-демиургу, но где находится демиург, Гилтиас не знал. Пока же Золотые Драконы спали, они оставались беззащитны, и враги могли перебить их, не опасаясь возмездия.

И Алатиэль воззвала к Хранителю, ибо только он мог помочь ей отыскать Дезмонда и помочь ему в борьбе против Темного Властелина. И так прекрасна она была, такой искренней была ее любовь и стремление поддержать мужа, что Гилтиас не смог отказать ей.

«Близится срок последней битвы за Ксентарон, - сказал он принцессе. – Если враги победят, то даже защитные барьеры не удержат орды Воинов Холода. Я, последний бодрствующий Золотой Дракон, отправлюсь с тобой к Башне Темного Властелина, чтобы попытаться остановить нависшее над нашим миром зло».

С этими словами Гилтиас принял свой истинный облик, превратившись в могучего и прекрасного Золотого Дракона. Принцесса Алатиэль села ему на спину, Дракон взмахнул огромными крыльями и поднялся в затянутое грозовыми тучами небо Ксентарона.


Тем временем у Черной Башни Дезмонд и Торвальд готовились к решающему сражению.

Неподалеку от Башни располагались Каменные Врата – место, где можно было воздвигнуть исполинский, постоянно действующий портал в Энию. Об этом рассказал друзьям раскаявшийся Деймос. Светлая магия Дезмонда вернула бывшему Темному Властелину часть его прежних сил, и Деймос принялся собирать немногие оставшиеся ему верными войска, чтобы не пропустить к Каменным Вратам Повелительницу Демонов.

Они успели собрать лишь небольшой отряд, когда небеса разверзлись, и из пылающих ледяным огнем порталов лавиной хлынули вражеские орды.

Синие драконы носились по небу, выныривая из низких туч и сея внизу смерть и разрушение. Бывшие бойцы армии Деймоса, перешедшие под знамена Повелительницы Демонов, сражались с остервенением предателей, которых в случае поражения ждет лишь позорная смерть. А вслед за ними шли бесчисленные полки мертвых воинов – упыри, поднятые демонами из древних могил, рыцари-скелеты, чьи кости были облачены в ржавые доспехи, полупрозрачная нежить, высасывающая из солдат противника душу, зловещие призраки проклятых миров. Казалось, что крохотной горстке защитников Черной Башни не устоять против такой силы больше нескольких минут. Но шли часы, и волны демонической армии разбивались о монолит Черной Башни. Там полегла половина бывшей армии Деймоса, но и потери защитников Башни были огромны. Когда Дезмонд уже почти потерял надежду, до его слуха донесся рокот боевых барабанов. В следующую минуту в тыл атакующим демонам ударила огромная армия гномов, незаметно подошедшая к Башне по подземным туннелям.

И снова заколебались стрелки весов. Гномы были прекрасно вооружены, облачены в доспехи из закаленной стали, и почти неуязвимы для стрел противника. Им удалось отбросить авангард демонической армии, истребив отряды бывших воинов Деймоса. Но столкнувшись с легионами нежити, гномы остановились – их боевые топоры, крушившие самую прочную броню, проходили сквозь призрачные тела, не встречая сопротивления. В этот момент Скай, собрав своих соплеменников, ударил по гномам сверху. Пламя, которое изрыгали Синие драконы, не могло расплавить стальные доспехи, но так раскаляло их, что Владыки Гор сгорали в них заживо.

Видя, что контратака противника захлебнулась, Повелительница Демонов бросила свои главные силы на штурм Каменных Врат. Раз за разом враги атаковали небольшой отряд защитников портала, и вот настал момент, когда у Каменных Врат остался один Торвальд. Широко расставив ноги, без щита, но с тяжелым двуручным мечом, стоял он перед полчищами врагов. Так страшен был его гнев, что демоны медлили, не решаясь напасть на последнего защитника Врат. Но Повелительница Демонов послала в атаку орды нежити, толпы упырей и отряды рыцарей-скелетов. Они медленно замыкали кольцо вокруг Торвальда, а потом, повинуясь знаку своей госпожи, бросились на великого воителя. Торвальд крушил врагов с яростью берсерка, но их было слишком много, и в конце концов черная волна нежити захлестнула его с головой.

Дезмонд, руководивший обороной с вершины Черной Башни, видел, как погиб его друг, и сердце его преисполнилось ярости и боли. Внезапно на лицо его упал золотой отблеск. Полуэльф поднял голову и замер. Разрывая тяжелые тучи, на поле битвы спускался огромный дракон в сияющей солнцем броне. Так непривычен был этот яркий солнечный свет в унылом серо-черном мире Ксентарона, что враги на минуту замешкались, и это позволило отряду гномов прорваться на помощь к полуэльфу. Сам же Дезмонд, не отрываясь, смотрел на тоненькую фигурку, сидевшую на спине Золотого Дракона. Алатиэль!

Золотой Дракон завис в воздухе у края башни. Алатиэль спрыгнула у него со спины и бросилась в объятия Дезмонда.

Молодой маг возблагодарил судьбу за то, что перед смертью она подарила ему последнюю встречу с любимой. Но Золотой Дракон сурово оборвал его.

«Ты рано собрался на покой, юноша! У тебя в руках Посох Света, который может сокрушить легионы врагов. Воспользуйся им и разбуди моих соплеменников! Перед их мощью не устоять ни нежити, ни демонам!»

Не спуская глаз с Алатиэль, Дезмонд напряг все свои силы, чтобы разбудить дремавшее в золотом посохе Бога-демиурга волшебство. Где-то далеко, за сотни километров от Черной Башни, на ступенях огромного амфитеатра, начали пробуждаться ото сна Золотые Драконы.

Глухо зарокотал проснувшийся вулкан. Пали вековые защитные барьеры, и Твердыня Огня выбросила в ледяное небо Ксентарона тысячи золотых искр. Армия Золотых Драконов устремилась к Черной Башне, и там, где они пролетали, поверхность планеты освобождалась ото льда и покрывалась юной травой.

А над Черной Башней Золотой Дракон Гилтиас схватился со Скаем. Два дракона призрачными тенями носились в небе, выдыхая огонь и хлопая гигантскими крыльями. Ярость Ская была велика, но его пламя было бессильно перед золотой броней Гилтиаса. Долго длился их поединок, и, наконец, поверженный Синий дракон рухнул на землю у самых Каменных Врат. Извиваясь в страшных конвульсиях, Скай последним ударом шипастого хвоста разметал целый отряд гномов и испустил дух.

Видя, что погиб ее верный слуга, Повелительница Демонов велела бросить в бой все остававшиеся у нее резервы. Под напором гвардии демонов дрогнули и начали отступать поредевшие колонны гномов. Первые ряды атакующих уже захватили нижние этажи Черной Башни. Казалось, победа Тьмы и Холода неотвратима.

И в этот миг в бой вступили Золотые Драконы.

Их было великое множество, и они сияли ярче тысячи солнц. Они рассеяли серый туман, царивший на поле битвы, и прогнали прочь холод и тьму. Армии демонов в ужасе отступили перед их мощью, нежить и рыцари-скелеты сгорали, как солома на ветру в льющемся с небес свете. Гвардия Повелительницы погибла в золотом огне, а сама она исполнилась великого страха и бежала в свой призрачный дом на Изнанке Мира.

Поле битвы осталось за силами Света. Многие полегли в этом великом сражении, но память о них навечно сохранится в истории Ксентарона.

Дезмонд и Алатиэль похоронили Торвальда у подножия Черной Башни. Гилтиас посадил на его могиле прекрасный золотой цветок, и пообещал, что он никогда не увянет.

Сразу после победы развеялись темные заклятия, поглощавшие тепло и свет солнца, и льды начали отступать. По всему Ксентарону зацвели первые подснежники.

Наступала Великая Весна.

Ю. Мелисов, К. Бенедиктов


Все материалы взяты с официального сайта Эпидемии: www.epidemia.ru

@темы: Рисунки, Песни, Музыка